Среда, 23.08.2017, 10:57Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

    Новости
    Главная » Статьи » Мои статьи

    В симбирск заехал отец Елизаветы Боярской
    У главного д’Артаньяна страны нет желания возвращаться на сцену
    На днях на открытии нового банка в Ульяновске побывал популярный актер театра и кино «народный мушкетер России» Михаил Боярский. Несмотря на насыщенную программу своего пребывания в нашем городе, Михаил Сергеевич нашел время и на то, чтобы пообщаться с «НГ»
    — Накануне у нас снова пошли разговоры о переименовании Ульяновска в Симбирск. Ваше мнение как жителя переименованного много лет назад Санкт-Петербурга — Ульяновск или Симбирск?

    — Я в вашем городе не в первый раз. И всегда мне все здесь нравилось, кроме названия. Субъективно в названии Симбирск есть что-то волнующее сердце, трепетное. Понятно, что для тех, кто живет здесь давно, Ульяновск привычнее. Хотя даже фраза «моя родина — Симбирск» на слух воспринимается приятно. А подставьте «Ульяновск» и вслушайтесь. Вербально уже не тот смысл. Так что, ребята, давно вам пора переименовываться.

    — Вы приехали к нам по первому зову сенатора Сергея Бажанова. У вас настолько крепкая и верная дружба?

    — Да, и я горжусь, что могу называть Сергея своим другом. Он — ледокол, настоящий мужик, спортивный, умный, честный, профессионал своего дела. У него голова как компьютер. Он никогда не бросает слов на ветер. Сергей помог в свое время моему сыну и своему тезке в становлении бизнеса. Сергей Бажанов и Сергей Боярский работали вместе в одно время. Когда они встречаются, то разговаривают на каком-то своем непонятном мне бизнес-языке. Но я уверен: в том, что бизнес моего сына и в кризис остался на плаву, есть заслуга Бажанова. У Сергея-младшего все хорошо во многом благодаря правильным советам Сергея-старшего. Да и мне он помог однажды с выпуском пластинки. И я с радостью нахожу время в своем достаточно плотном графике, чтобы прилететь куда угодно, если позвал меня туда Сергей Бажанов. При этом он всегда честен, поэтому часто отказывает мне в прогнозах относительно курса доллара и евро. Объясняет всегда одинаково: «Не хочу тебя обманывать».

    — Недавно в Ульяновске наряду с еще несколькими городами России был открыт памятник святым Муромским чудо-творцам Петру и Февронии. Как вы относитесь к этой инициативе и вообще к новому российскому празднику — Дню семьи, любви и верности?

    — Уверенно полагаю, что от установки памятников ни любви, ни верности не прибавится. Хоть тысячу их поставь. Это своеобразный пиар. В свое время так промоутировали святого Валентина. Вместе с тем по существу я не против самого праздника. Он наш, русский, сердечный, добрый, без массового спаивания населения. Он должен был, по идее, возникнуть сам. И в том, что он несколько подвинут сверху, нет ничего страшного. Без этого сейчас редко что происходит и случается. Я знаю, что у вас есть мостик у гостиницы «Венец», куда молодожены в день бракосочетания вешают замочки в знак любви и верности. Это красивый обычай, возникший сам по себе. И потому очень по-человечески теплый обряд. Пусть памятники любви — крепкие и давно живущие семьи — украшают землю. Такие, хоть это и нескромно, как тот, что «возвели» мы с женой Ларисой.

    — Учитывая интенсивность работы вашей дочери Лизы в кино, не за горами тот день, когда про вас будут говорить только как про отца Елизаветы Боярской. Вы к этому готовы?

    — Да я уже сейчас предлагаю представлять меня как отца знаменитой актрисы Лизы Боярской. Так и напишите. Я без тщеславия ожидал такой перспективы. И уже, в общем-то, дождался. Искренне рад этому. Ради этого я и рожал своих детей. И делал все, чтобы они были счастливы в профессии. Дочь меня уже переиграла. Она востребована, профессиональна, молода. Это чудесно, здорово, прекрасно. Теперь я знаю, что такое настоящая отцовская радость и гордость.

    — В таком случае не жалеете ли, что сын Сергей выбрал бизнес?

    — Он так и не ушел окончательно в бизнес. Теперь понятно, что Сережа выбрал эту стезю, чтобы в конечном итоге стать «сам себе продюсером». Он уже выпустил две пластинки — своих собственных композиций и песен Виктора Рыбникова. Сейчас работает над альбомом классической музыки в современной аранжировке. Просто Сергей не рвется в хит-парады, а занимается музыкой для души. Понимает, что бизнес — это не совсем его профессия. Сергей окончил музыкальную школу при консерватории. Его тянет к музыке с каждым годом все сильнее. И недалек тот день, когда я начну позиционировать себя еще и как отец замечательного музыканта Сергея Боярского.

    — В конце 2008 года мы разговаривали с вами о финансовом кризисе и о том, чем он грозит отечественному кино. Тогда вы были солидарны с Никитой Михалковым: кризис, дескать, уничтожит, весь шлак, все наносное, и российские кинозрители увидят только шедевры. Кризис хозяйничает в России уже около года. Наносного действительно стало меньше. Но где обещанные киношедевры? Кроме «Тараса Бульбы» с вашим участием и «Царя» Павла Лунгина ничего в голову не приходит.

    — Сейчас я уже не знаю, что вам ответить. Кризис очень неожиданно на все повлиял. И сегодня я уже вообще не берусь что-либо прогнозировать. У нас теперь огромное количество актеров, снимающихся в кино, но не умеющих играть, армия режиссеров, не являющихся личностями. Такое на каждом шагу, и мы все к этому привыкаем. Я и правда надеялся, что кризис заставит многих моих коллег серьезнее относиться к предмету искусства, а не бюджеты считать. Но ничего не изменилось. Сначала просчитывают деньги, тщательнее, чем раньше. И только потом вгоняют в денежные рамки кинотворчество.

    — Привычный шарф болельщика питерского «Зенита» так и провоцирует вопрос о двух последних играх вашей любимой команды. Как вы оцениваете ничью в матче с брюссельским «Андерлехтом» и поединок «Зенит» — «Москва»?

    — Ничья в игре с брюссельцами меня как давнего болельщика и живого талисмана питерской команды опечалила, поскольку я полагал, что «Зенит» должен был выиграть. С «Москвой» сыграли как сыграли, и я, в принципе, доволен. Надо учитывать, что «Зенит» теряет игроков и настрой у команды сейчас в основном на то, как сработаться с новым тренером. Считаю, что 1:0 с «Москвой» — достойная точка для ухода Дика Адвокаата с поста тренера «Зенита». Адвокаат доказал свой профессионализм. Он, думаю, оставляет команду в хорошей форме.

    — Вы один из немногих актеров, кто пока не засвечен в качестве телеведущего. Не предлагают или вы слишком избирательны?

    — Предлагали пару раз стать ведущим «Минуты славы». Но мне это неинтересно. Я не хочу общаться со зрителями таким языком, хотя и он имеет право на существование. Просто быть на экране не хочу. К тому же институт телеведущих сегодня тяготеет к Ивану Урганту и ребятам такого плана. Они востребованы. Это их время. Пусть они и работают. Я вообще перестал быть телезрителем. С возрастом пытаюсь наверстать упущенное в литературе. И чем скорее в моем доме выключается телевизор, тем мне лучше и комфортнее. Сейчас в ряде районов Санкт-Петербурга проводится эксперимент — в час ночи выключается телевидение. А по мне так лучше бы это делалось в десять или в одиннадцать вечера — раз, и все. И так по всей стране. Как раньше с водкой, которую продавали только в определенное время. Россия с нынешним телевидением ведь не спит до утра, потому что все самые интересные фильмы ставятся в телепрограмму после полуночи. Нет времени ни на книги, ни даже на здоровый сон.

    — Я из поколения, которое еще помнит замечательные театральные работы Михаила Боярского в театре Ленсовета, в рок-опере «Овод». Сегодня в вашем театральном багаже остался только антре-призный спектакль «Интимная жизнь». Наигрались?

    — Я вернусь на драматическую сцену, если возникнет желание, которого пока нет. Недавно услышал слова Аллы Демидовой: «Я ушла из театра, так как мы не понимаем друг друга». Я ее понимаю. Идиотские пьесы, мобильные телефоны аккомпанементом спектаклю, плохо понимающий, зачем он пришел в театр, зритель — все это уводит в сторону от творчества. Тут, как в спорте, нужно вовремя уйти. Возможно, в декабре, я снова выйду на подмостки…

    — Вас не удивляет, что сегодняшние пародисты из КВН и «Комеди Клаба» вновь, как в советское время, избрали вас объектом своих шуток и пародий? Вновь мода на Боярского?

    — Так «Возвращение мушкетеров» вышло же на экраны недавно. Вот вам и информационный повод.

    Пародия на тебя — это всегда приятно. Качественная пародия, когда ее объект начинает видеть свои недостатки, еще приятнее. Другой вопрос, что пародировать меня — таланта большого не надо. Есть такие персоны, которых спародировать легко: Брежнев, Сталин, Горбачев. (Тут же Михаил Сергеевич за три минуты экспромтом выдает три блестящие пародии на названных политических деятелей. — Прим. авт.). Вот и мы с Эдитой Пьехой в том же списке. Просто профессионально изобразить Боярского сможет любой первокурсник театрального вуза — это детский лепет на лужайке. А сделать это талантливо, тонко, чтобы было еще и интересно, дано единицам. Только настоящим мастерам дано пародировать Гурченко, Черномырдина, Розенбаума. Поэтому на них и пародий мало. На меня — много. А когда много, как правило, неинтересно. Мне эти пародии популярности не прибавляют, но и не убавляют. Пусть ребята резвятся.

    Артур АРТЕМОВ, Владимир ЛАМЗИН

    Категория: Мои статьи | Добавил: diman83 (14.07.2009)
    Просмотров: 175 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]