Воскресенье, 20.08.2017, 07:02Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

    Новости
    Главная » Статьи » Мои статьи

    О роли Ильи Николаевича в истории, или Об исторической достоверности
    Со страниц официальной городской газеты «Ульяновск сегодня» хочу поспорить с некоторыми положениями статьи поэта и краеведа Николая Марянина, опубликованной в одном из городских СМИ.
    Марянин полагает, что роль Ильи Николаевича Ульянова в развитии народного образования Симбирской губернии, мягко говоря, слегка преувеличена. Свою точку зрения публицист мотивирует тем, что имя И.Н. Ульянова не внесено в последний труд известного симбирского краеведа П.Л. Мартынова под названием «Краткий словарь симбирских деятелей и уроженцев, чем-либо выделившихся из общего уровня повседневной жизни» (в ней - 390 фамилий), рукопись которого впервые опубликована в 2008 году.
    Действительно, имени Ильи Николаевича в словаре не оказалось, как нет в нем и многих других выдающихся личностей (например, С.Т. Аксакова с сыновьями, Н.Е. Гарина-Михайловского, декабристов И.А. Анненкова, Ф.М. Башмакова, В.П. Ивашева и др.). Следует учесть личные пристрастия краеведа и то, что писал он на восьмом десятке лет при отсутствии нужных сведений, в бурную эпоху первых лет советской власти. И главное: необходимо согласиться с архивистом А.Ю. Шабалкиным, высказавшим предположение, что рукопись П.Л. Мартынова «первоначально рассматривалась им как предварительные черновые наброски к большому капитальному труду» (не поэтому ли он назвал словарь «кратким»?).
    Марянин отмечает: «В советские времена писали, что Илья Николаевич Ульянов открыл в Симбирской губернии сотни новых школ. В последние годы стали осторожнее, даже в Ульяновской-Симбирской энциклопедии говорится уже только о нескольких десятках».
    Ссылаясь на отчеты И.Н. Ульянова за 1869 и 1885 годы, Марянин делает неосторожные выводы: закрывалось при Илье Николаевиче больше школ, чем открывалось, «за 16 лет работы Ильи Николаевича народных училищ стало на 28 меньше» (в 1869 году их было 462, а в 1885 году осталось 434).
    Мнения многих исследователей по этому вопросу расходятся. Так, профессор А.И Кондаков писал: «При И.Н. Ульянове в Симбирской губернии с 1869 по 1886 г. открыто 30 народных школ, 7 двухклассных училищ, 4 уездных училища (из 7) были преобразованы в городские». Казанские ученые В.М. Горохов и Б.П. Рождественский отмечали, что при И.Н. Ульянове «открылись 434 хороших начальных народных училища». Н.К. Крупская подчеркивала, что за годы деятельности Ильи Николаевича в Симбирской губернии «было открыто около 450 сельских школ». А вот авторы учебника «История педагогики» Н.А. Константинов и В.З. Смирнов делают вывод даже о том, что «за время работы И.Н. Ульянова в губернии было открыто около 480
    школ». Причем никто из названных авторов не ссылается на архивные источники и не раскрывает методики подсчета числа таких школ.
    Я много лет специально занимался этой темой и убедился в том, что единственно правильным подходом будет только предметное изучение всех сохранившихся годовых отчетов по осмотру школ И.Н. Ульяновым и подчиненными ему районными инспекторами, а также служебной переписки. В соответствии с требованиями в документах приводятся полные списки вновь открывшихся школ: поуездно называются населенные пункты, даются сведения о типе школ (мужская, женская, частная, образцовая и т.д.), о средствах их содержания, а нередко и о помещениях.
    Выписав эти сведения со всех годовых отчетов И.Н. Ульянова (за 1870-1885 годы) и сверив их с отчетами районных инспекторов, я составил полный общий список новых школ как по годам их открытия, так и по всем восьми уездам. Выяснилось, что всего при И.Н. Ульянове в губернии было открыто 250 школ, из них 52 в городах и 198 - в селах и деревнях.
    Больше всего школ открылось в Симбирском уезде (в том числе в самом Симбирске - 35), Сызранском - 42, Алатырском - 34, Ардатовском - 33, Карсунском и Сенгилеевском - по 21. А если селения бывшей Симбирской губернии перевести на современное административно-территориальное деление, то получится, что в населенных пунктах нынешней Ульяновской области открылось 129 школ (чуть более половины от их общего числа), в Самарской области - 21, в Нижегородской - 20, в Пензенской - 2, в селениях Мордовии - 40, в Чувашии - 26.
    Наиболее благоприятными годами по числу открывшихся школ были 1871 г. (открылось 32 школы), 1876 г. (27), 1870 г. (24), 1872 г. (19), 1875 и 1880 гг. (по 15). В 1880-х годах их число резко сокращается: в 1881 г. открылось 7 школ, 1882 г. - 13, 1883 и 1885 годах - по 5 и в 1884 г. - всего 4.
    Результаты многолетнего исследования данной темы мною были изложены во многочисленных публикациях и получили поддержку и одобрение научной общественности.
    Кстати, по тем же годовым отчетам И.Н. Ульянова и районных инспекторов мною подсчитано, что при нем в Симбирской губернии закрылось 164 школы. Причины закрытия были разные: отсутствие помещений, учителей и средств содержания, пожары, «воля учредителей» школ и т.д.
    Как отмечал сам И.Н. Ульянов в отчете за 10 лет (1869-1879 гг.), по числу школ Симбирская губерния в 1869 году занимала «не последнее место», но из 462 училищ только 89 бывших удельных и приходских школ (19% от общего числа) «были более или менее хорошо организованы, все же прочие школы или числились только на бумаге, или, если и существовали, то в самом жалком виде». Вот такое наследство досталось Илье Николаевичу Ульянову от Ивана Васильевича Вишневского.
    «С постепенным развитием училищного контроля, - писал Илья Николаевич в том же отчете, - число фиктивных школ стало постепенно сокращаться». «Но на месте закрываемых школ, как вполне справедливо отмечала М.И. Ульянова, вырастали новые, сплошь и рядом в таких волостях, где раньше школ вообще не существовало, и притом такие, которые стояли на более высоком уровне».
    Таким образом, нельзя согласиться с утверждением, что возвысили Ульянова только в годы советской власти. А как же тогда расценивать восторженные высказывания о нем задолго до советской власти писателя и общественного деятеля В.Н. Назарьева в целом ряде опубликованных очерков, а также и инспекторов К.М. Амосова и А.А. Красева, педагогов С.С. Медведева и А.И. Покровского, мирового посредника и судьи Н.А. Анненкова и других прогрессивных современников?
    Как же относиться к прекрасным отзывам о нем вышестоящего начальства, городской думы, местной печати и столичного журнала «Новь», к чинам и наградам за отличную службу? Как же иначе можно понимать оценку трудов и степень известности, высказанные на заседании Симбирской городской думы 24 января 1886 года председателем ее училищной комиссии А.И. Алатырцевым: «Педагогическая деятельность Ильи Николаевича известна всей России, а тем более городу Симбирску, где его неусыпной деятельностью при содействии городского управления дело народного образования получило самое широкое развитие»?
    Владимир Воробьев, краевед. Майна, Ульяновская область
    Категория: Мои статьи | Добавил: diman83 (16.10.2009)
    Просмотров: 333 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 1.0/2 |
    Всего комментариев: 4
    4  
    Всё это далеко от истины. В действительности И.Яковлев и стал гимназистом, и создал чувашскую школу, и поступил в университет исключительно благодаря поддержке И.Вишневского, который многие годы работал одновременно директором Симбирской мужской классической гимназии. Попечитель Казанского учебного округа П.Шестаков, направляя в 1870 году руководству Казанского университета ходатайство, писал: «Действительный статский советник Вишневский, доводя до моего сведения, просит о пособии Яковлеву в университет, как достойнейшему и как инородцу, достигшему собственными силами гимназического образования, для поощрения к этому других». В результате его и в университет приняли, и стипендию дали, что было тогда исключительным случаем.

    В докладной записке на имя директора народных училищ Вишневского Яковлев изложил первую программу своей просветительской деятельности. А уезжая учиться в Казань, просил Ивана Васильевича поддержать чувашскую школу материально и морально. Осенью 1870 года в Симбирск с ревизией приехал Шестаков, и Вишневский представил ему чувашских учеников, объяснив идею Яковлева. Ознакомившись с положением школы, Шестаков вскоре исходатайствовал для неё постоянное денежное пособие из средств Министерства просвещения. Благодаря стараниям Вишневского, чувашская школа с 1871 года начала своё официальное существование.

    Сам В.Воробьёв всё в той же книге признаётся откровенно: «История народного просвещения Симбирской губернии изучена довольно слабо и односторонне. Наиболее полно рассмотрена лишь деятельность И.Н.Ульянова». Вот где кроется разгадка, почему его коллеги И.Вишневский и И.Ишерский практически вычеркнуты из памяти горожан. После революции по решению большевиков могилу почётного гражданина Симбирска И.Вишневского на Покровском кладбище вместе со многими сотнями других усопших сровняли с землёй, а на бывшем дворянском кладбище остался лишь надгробный памятник И.Ульянова. Даже в Ульяновской-Симбирской энциклопедии на хотя бы небольшую статью о Вишневском места не нашлось.

    И Ивана Ишерского не называют выдающимся педагогом и просветителем, не ставят ему памятников, хотя он проработал инспектором и директором народных училищ 32 года – вдвое дольше Ульянова. При этом число школ при И.Ишерском к 1904 году выросло до 1099 – в 2,5 раза больше, чем в 1885-м! В заслугу И.Ульянову ставится создание за 11 лет директорства 7 образцовых сельских училищ губернии, которые открывались в собственных новых помещениях, оборудовались хорошей мебелью, лучшими учебниками и пособиями. А тот же И.Ишерский к 1904 году довёл количество образцовых училищ до 111, то есть в среднем открывал по 5-6 таких школ ежегодно.

    В.Воробьёв, в доказательство высокого авторитета И.Ульянова в симбирском обществе, приводит добрые слова А.Алатырцева, сказанные на заседании Симбирской городской думы после смерти Ильи Николаевича. Но уважаемый краевед забыл сообщить читателям, что дума, в которую Алатырцев обратился с предложением отслужить в Доме городского общества панихиду и возложить венок от городского общества на могилу Ульянова, в итоге уклонилась от обсуждения и передала решение вопроса в городскую управу. Там споры шли более полутора месяцев (!), после чего в панихиде и венке отказали совсем и решили лишь «выразить письменно вдове покойного соболезнование».

    Повторю ещё раз, что Илья Николаевич был в жизни добропорядочным и совестливым человеком, он действительно честно и самоотверженно трудился на ниве просвещения. Но если бы он узнал, что его авторитет спустя десятилетия будет держаться на хитрых уловках с цифрами и фактами, на забвении его коллег-педагогов, на причастности к рождению вождя пролетарской революции, он сгорел бы со стыда и отказался от возложенного на него бремени «выдающегося педагога и просветителя». И я искренне хочу очистить образ Ильи Николаевича от мифов, созданных его неумеренными восхвалителями. А также - вернуть из беспамятства не менее выдающихся педагогов и просветителей Симбирской губернии Ивана Вишневского и Ивана Ишерского, которым наш город просто обязан воздать должное – назвать их именами улицы и учебные заведения, открыть музеи, найти могилы и поставить им памятники.

    И последнее. Я написал статью об Илье Николаевиче потому, что противники возвращения нашему городу исторического названия Симбирск некорректно использовали имя И.Ульянова для обоснования своей позиции. Давайте здесь тоже будем честными: Симбирск в 1924 году переименовали в честь В.Ульянова-Ленина, а не его отца. И если когда-нибудь имя Симбирск вернут нашему городу, к Илье Николаевичу это не будет иметь никакого отношения.

    Николай МАРЯНИН,

    тоже краевед.

    Редакция газеты "Ульяновск сегодня" отказалась печатать статью бесплатно, пояснив, что за статью Воробьёва заплатил Ленинский мемориал.

    3  
    Я подчёркивал в своей статье, что Илья Николаевич был в жизни честным и совестливым человеком, и склонен его отчётам доверять. Воробьёв пишет, что в 1869 году из 462 училищ только 89 были хорошо организованы, остальные же числились на бумаге или существовали в самом жалком виде. Вопрос уважаемому краеведу: если большинство школ существовали только на бумаге, почему И.Ульянов не избавился от фальшивок в первый же год и продолжал упорно ставить их в свои отчёты? Или хотите сказать, что Илья Николаевич писал липу? В 1871 году в отчёте стоит 452 училища, в 1872-м – 456, в 1873-м – 452 и т.д. Ответ очевиден: все эти школы действительно существовали!

    Но смысл моей статьи был не в этом. Я написал ещё о двух не менее выдающихся деятелях народного образования Симбирской губернии, которых наш город предал забвению, а часть их заслуг приписал И.Ульянову. Это Иван Вишневский, который был директором народных училищ до Ульянова, и Иван Ишерский, занявший этот пост сразу после Ильи Николаевича. Ведь долгое время существовал миф, что И.Ульянов был первым руководителем народного образования нашего края. Распространял этот миф в том числе тот же В.Воробьёв, цитирую его книгу: «Первым инспектором и директором народных школ Симбирской губернии стал И.Н.Ульянов». Но это неправда! Ещё в 1860 году директором училищ нашего края был назначен И.Вишневский, который работал в этой должности 14 лет, в течение пяти из которых в его подчинении трудился инспектор Ульянов. И созданные к 1869 году 462 училища – это заслуга Вишневского.

    Неудивительно поэтому, что перечисляемые В.Воробьёвым учёные, профессора, авторы учебников и политические деятели называли 434, 450 и даже 480 открытых Ульяновым школ. Ведь о Вишневском они наверняка ничего не знали, и поэтому все имевшиеся на тот момент в губернии школы автоматически приписывали И.Ульянову. Тот же В.Воробьёв в своей книге рождает ещё один миф о том, что «по инициативе Ульянова» открылась чувашская школа в Симбирске. А заведующая Квартирой-музеем В.Ленина М.Субина даже сообщила в одной из местных газет, что Ульянов «помог получить образование первому чувашу-педагогу Ивану Яковлеву».


    Николай МАРЯНИН,

    тоже краевед.

    Редакция газеты "Ульяновск сегодня" отказалась печатать статью бесплатно, пояснив, что за статью Воробьёва заплатил Ленинский мемориал.

    2  
    ОДНОБОКОЕ БЕСПАМЯТСТВО

    В газете «Ульяновск сегодня» за 16 октября краевед В.Воробьёв рассуждает об исторической достоверности фактов, изложенных мной в опубликованной в одной из газет статье. Хочу сообщить читателям, что я привёл в ней всего две цифры, взятые из отчётов И.Н.Ульянова. В 1869 году, когда он приехал в Симбирск, в губернии насчитывалось 462 народных училища, а в 1885-ом, по последнему отчёту Ильи Николаевича, училищ этих стало 434. Задачка для второклассника: на сколько сократилось количество школ в Симбирской губернии за 16 лет работы И.Ульянова? Правильно, на 28 школ. Из этого я сделал очевидный вывод: конечно, новые школы при Илье Николаевиче открывались, но закрывалось их при этом ещё больше.

    Так о чём же спорит уважаемый В.Воробьёв? Запутав читателя множеством цифр, он при этом не опровергает две главные – 462 и 434. А как их можно опровергнуть, если Илья Николаевич сам указал их в своих отчётах? Эти же цифры приводит Жорес Трофимов в книге «Отец Ильича». И в Ульяновской-Симбирской энциклопедии в статье «Образование» отмечено, что «за период с 1869 по 1885 количество школ несколько сократилось». А вот что пишет сам В.Воробьёв в своей книге об истории народных школ нашего края: «На 1 января 1886 г. народных училищ в губернии стало 427». То есть, даже меньше, чем в отчёте самого Ульянова!

    Но, несмотря на это, уважаемый краевед предлагает провести читателям газеты «Ульяновск сегодня» урок арифметики. Он пишет, что много лет занимался исследованиями и подсчитал, что при Ульянове в Симбирской губернии было закрыто 164 школы, а открыто - 250. Задачка чуть усложняется: вычитаем 164 из 462 и прибавляем к полученной разности 250. В итоге получается 548 народных училищ – более чем на 100 больше, чем по отчёту самого Ильи Николаевича! Уважаемый В.Воробьёв, объясните, пожалуйста, второклассникам, почему ответ у задачки не сходится? Не хотите же Вы сказать, что у Ульянова в отчёте цифра липовая, а у Воробьёва – подлинная?


    Николай МАРЯНИН,

    тоже краевед.

    Редакция газеты "Ульяновск сегодня" отказалась печатать статью бесплатно, пояснив, что за статью Воробьёва заплатил Ленинский мемориал.

    1  
    Во дают! Коммунизм уж давно на свалке истории, а тут ленинского папу продолжают отчищать...

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]